November 13th, 2012

phantasie

еще раз о кротких

Я кланяюсь им низко, они не замечают поклона. Я целую следы, там, где прошли они, но они не оглядываются. Я кричу им вослед "вернитесь!", не слышат. В их мире царствует тишина, но, верно, это совсем не та тишина, в которой, как во глубине вод, живут глухонемые. Кроткие слышат и слушают, но все для них шум, шум с блёсткими, и музыка с литаврами, но как они хотят уйти с жаркого бала на балкон, глотнуть ночного ледяного неба и холода осенних звезд! Я, помню, кажется... все встречи с ними, и их было так мало, и каждых кротких - как на перечет. Случайности улыбка – никто и не заметил, не обратил внимания на наши встречи с вами, но я-то знал! Я знал, и слушал каждого из вас, дышал всем тем, чем дышите, любил ваш тихий голос, и теплый взгляд. Такой у кротких взгляд, он слишком мягкий - когда на вас глядят чужие люди, своим тяжелым взглядом, они не могут не оставлять на ваших рогововицах раны. По вашим, кроткие, глазам - способные поэты читают ваше прошлое. Я не могу... Я не хочу. Не буду пользоваться вашей красотой, и болью, что красоту нарисовала, и пишет, пишет эту красоту. Вы безответны, вас будут портретировать, писать в стихах, писать в картинах, вам все равно, а следовательно – идите прочь из душных галерей и тошнотворных литературных чтений. В вас смотрит Бог, что видит он? Он смотрит в вас как в зеркало, стыдясь себя. Вы немы, вы не кричите, не просите прощения, не требуете ни мести, ни (даже!) облегчения, покоя, смерти. Он мог бы дать вам все, но все-таки молчит. Вас мистики бы называли "осколками священного Престола", язычники - земными ангелами. Бог никогда никак вас не назовет. Единственное для него вы – чудо мира. Когда он бредит, когда под вечер раскалывается голова и самопроизвольно льются слезы, вы, кроткие, ненужный и бракованный людской товар, машинная ошибка, сбой системы, какой-то нервной теплотой дыхания вбираете всю Его боль в себя. И людям тяжело, и каждый по-разному пытается хоть как-то оправдать свои попытки жить, зачем вставать назавтра. Кто верит в Бога, кто любит Муз, стихи, детей, любимых, близких. А я держусь за вами. Я тот, кто вечно будет рядом с вами, всегда недалеко и знать в лицо вас. Пусть даже никогда вы не попросите о помощи, и будете вставать и падать от любого толчка, и опускать глаза, и тишина будет ответом на грубое вам слово - вот все-таки даже тогда вам как-нибудь да пригожусь я. Сказать, к примеру – что вы нужны, хотя бы мне нужны, что вы – серебряное эхо лучших золотых времен, что вас боится небо, оно же плачет по вам – за все, что причинило, хотя бы и случайно. Пусть Бог не очень-то доволен нами, и часто - не любит нас, и люди не сильно влюблены друг в друга – вы влюблены и в Бога, и в людей, и в остывающие с каждым годом остовы прекрасного когда-то мира. Вы почему-то любите. Умеете любить, и даже не задумываетесь, достойно ли, что любите вы – вашей любви.


Collapse )