Сергей Афанасьев (vergili) wrote,
Сергей Афанасьев
vergili

Categories:
  • Music:

песнь странника у стен разрушенной Александрии

Когда-то в жертву Апполону принес я первую любовь. И тело хладное Ее, смиренно преклонив колени, я положил пред алтарем в громаде сумрачного храма. Неистовствовал Геликон! И торжествующие Музы, вдыхая запах свежей крови, курили сладкий фимиам, и на неведомом наречии не уставая пели мне – очаровательные гимны храню я в памяти своей. Но, благодарный, я смутился. Мне показалось, я услышал элегию совсем иную – душа застыла, сердце ныло. Я с болью опустил глаза. И слушал птиц, их странный клёкот в просторах горного далёка, справляя тризну по любви, он походил на плач смятенной, тревожной совести моей. «Не плачь, мы все вернем сторицей. Не поминай ее души. Взамен мы одарим тебя божественным венком Орфея» - так утешали меня Музы. Я молча стае птиц внимал.

И годы после еще, втайне от поэтических Богов, я вспоминал Ее. Скрывая лик милый в трепетных стихах. И обмануть пытался я себя слезами вдохновения. Пел красоту природы, роскошь ее чарующих покровов. С улыбкой на устах блаженно хвалил я сладость бытия. Но было грустно мне, когда Луна ходила в поднебесье, плутая в темных облаках и пела сумрачные песни о том, как предал я Тебя. В свои права вступало время, когда скучающего неба обитель хладная ждала гостей – и прибывали звёзды новые. И двор небесного монастыря был королевским двором: сворачивая с Млечного пути усталые паломники располагались группами. Кострами сверкало небо! И запивали путники тоску былого и счастье нового вином. И песнопения во славу Пречистой Девы раздавались то тут, то там. Я до утра не мог заснуть, а гимны эти стучались в сердце, но душа пугливо затворяла двери: «Ты будешь вечно проклят, – пели, - за убиение любви. Се – смертный грех». И двор небесного царя весь заходился в смехе. И страшен был их смех при свете звезды святого Рождества.

Теперь гляжу на Аполлона я с укором. И Музы вкруг меня печальные стоят. И на неведомом наречии меж собою таинственно о чем-то говорят. Мир старый умирает – новый встает на пепелище мир. И Боги старого прощаются со мной: «Прости нас, смертный, мы – уходим, и бесконечные владения свои мы оставляем юным божествам без сожаления. Увы, забрать венок Орфея мы вынуждены у тебя, и унести с собой туда, где человеку быть отныне уже нельзя. Там звонко бьют в колокола морские волны вечерами, и, разбиваясь на фонтаны, льют свет в ночи, и по утрам на берегах иные люди – встречают гимнами рассвет». – «О Боги, милые, родные, я верил вам, вы долго были друзьями мне, послушайте, верните первую любовь, любовь земную, что когда-то я отдал вам за чудеса, верните – за венок Орфея!». В лучах слепящего заката Бог Солнца опустил глаза и Музы пали на колени: «Прости, но это – невозможно».

Прекрасен был последний их закат. Танцуя скользило солнце в бездну. И к горизонту за руку вела толпу Богов седая Ночь. Я тоже ухожу. Нет места мне: не в дряхлом мире, что вдруг осиротел, не в новом, с юными Богами. Я слышу песни птиц знакомых счастливой юности моей, и птицы эти – постарели. Они зовут меня к себе, примкнуть к печальным длинным стаям погибших душ, и обещают перенести за берег моря бытия мою страдающую душу, и успокоить, и утешить под сенью дикого Востока. Забвение ждет средь райских кущ: в тени ль невиданных деревьев, в объятьях смертоносных гурий. Мне все равно. Я ухожу, а стая птиц наверно отпоёт меня – при звуках погребальной песни при первых проблесках зари меня добром помянет Эос. Я ухожу, перед уходом – пою последнюю молитву. О, Боги новые, Великий Боже новый! Услышьте просьбу старого поэта. Я не прошу простить меня, и не могу просить сыграть по мне языческую тризну. Но, если можно, я прошу, чтоб помолились – о Ней вы! И за помин Ее души свечу поставили, как принято у вас. Еще молю поставить сотни свечек – за упокой Любви моей. Как умерла Она, так мир мой стал безбожным.

Tags: requiem, музы, песни к Эос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments